Казачество на Донской земле

     Дон… Земля донская… Донские казаки.    Произнесешь эти слова, и перед мысленным взором встанут ковыльные степи, Дон - батюшка, образы Ермака и Платова, Разина и Булавина и сотен других донцов, прославивших Дон и Россию своими деяниями. 
  Наверное, мало найдется на земле народов, история которых окутана таким количеством тайн и преданий.
   Сами казаки считают себя древним народом, в незапамятные времена пришедшим на берега Дона и Азовского моря.
  Казаки были прирожденными воинами. А иначе на Дону, в окружении жестоких и не знавших пощады кочевников, выжить было нельзя.
 Казака с детства готовили к военной жизни. Буквально с пеленок проводился ритуал – посвящение в воина-казака. Гости приносили в дар новорожденному (на зубок) пули, у изголовья младенца клали саблю, пистолет, лук и ружье. После рождения как можно скорее старались окрестить ребенка в церкви. Перед тем, как нести ребенка в церковь (на крещение), его клали в красный угол (к иконам) и молились: «Определи ему, Господи, талант и счастие, добрый разум и долгие годы». Когда у младенца прорезался первый зуб, отец и мать несли его в церковь, заказывали молебен святому мученику Иоанну-воину. Вернувшись из церкви, отец сажал сына на коня и наблюдал: если ребенок хватался за гриву, значит, можно проводить учение дальше и из него получится воин, если заплачет, упадет с коня – быть убитому. На первый взгляд, очень жестоко, на самом деле, это была суровая реальность.
 В истории сохранились удивительные свидетельства беспримерной храбрости и фантастической боеспособности казачества.
   В 1637 году казаки захватывают турецкую крепость Азов. Оскорбленные турки в 1641 году осадили крепость.
    В турецкой армии было 240 тысяч под командованием паши Гусейн-Дели. А казаков было всего 7 тысяч, включая женщин и детей! Почти 40-кратное превосходство врага! За все 4 месяца осады казаки не получили ни подкрепления, ни провианта, ни оружия. Турецкий флот регулярно поставлял провиант, боеприпасы и людей своим войскам, стоящим под стенами Азова. После двух месяцев осады паша Гусеин-Дели писал в Константинополь: «Воевать Азов нечем, а прочь идти бесчестно. Мы воевали целые царства и торжествовали победы, а теперь несем стыд…». Помогала в этом казакам православная вера и совершеннейшая боевая подготовка.
  Султан Мурад II, перед могуществом и силой которого в страхе склонялись многие европейские государи и владетели азиатских стран, говорил: «Ненависть всех христианских народов не мешает мне спать, но казаки причиняют мне бессонные ночи».
  В 80-х годах 16-го столетия казачий герой Ермак Тимофеевич с 840 воинами покорил огромное Сибирское ханство, почти ежедневно ведя бои с татарами, чьи войска насчитывали десятки тысяч опытных воинов.
  И в двадцатом веке на Дону встречались казаки, владеющие невероятной силой духа и воли, позволяющей противостоять обстоятельствам и пренебрегать смертью. Писатель Юрий Сергеев оставил такие строки: «У меня записан рассказ старика-очевидца о том, как в 1920 году полковник Васищев с 54 казаками взял станицу Наурскую, отбив у красного корпуса пулеметы и все орудия. После боя вся черкеска у него была в дырах от пуль. На людном станичном плацу он соскочил с коня, расстегнул пояс и встряхнул одежду, пули горохом посыпались к его ногам. Старик-казак божился мне, что стоял в трех шагах от полковника и все видел своими глазами».
  Казачество немыслимо без православия, оно воспитывает в небрежении к земным благам, в поиске подлинных духовных ценностей, в жертвенном служении народу христианскому. Казаки принимали у себя всех, но при принятии в казаки к кандидату было два требования – православная вера и говорить он должен был на русском языке. За хулу на Бога казаки убивали всякого, не считаясь с его чинами, должностями или прежними заслугами.
  Со времен святого благоверного князя Дмитрия Донского казаки стояли на страже интересов Московского государства, а Россия, в свою очередь, помогала Дону, т. к. со времени падения Византии оставались только два независимых от турок православных государства – Московская Русская Православная Монархия и Казачья Православная Республика – Всевеликое Войско Донское.
  После победы русского воинства над татарами в Куликовской битве 8 сентября 1380 года донские казаки, участвовавшие в ней, как отмечает летописец, преподнесли Великому князю Димитрию икону-хоругвь Донской Богородицы и образ Богородицы Гребневской.
  Тесные связи с казачеством с 1570 года установил русский царь Иоанн IV Грозный. Он ежегодно помогал Войску деньгами, а так же провиантом, состоящим из селитры, свинца, сукна, вина, ядер и хлеба, в котором был особый недостаток (запрет на занятие земледелием, чтобы ничего не мешало военной подготовке, на Дону был снят только в XVIII столетии). Царево жалованье делилось между всеми казаками.
  А первое боевое знамя за участие в изгнании поляков Всевеликое Войско Донское получило 18 марта 1614 года от первого государя династии Романовых Михаила Федоровича, в избрании которого на российский престол донцы сыграли одну из решающих ролей.
 В 1613 году атаман Межаков со своими людьми помог завершить русскую Смуту благополучным избранием молодого царя Михаила Федоровича Романова. Атаман положил на стол перед руководителями Земского Собора родословную запись Михаила и накрыл ее своей шашкой. На этот акт красноречивого голосования исчезли разногласия и «бысть единадушен ответ» всего Собора. На трон вступила новая династия Романовых. С той поры судьба казачества неразрывно связана с Русской Монархией.
После подавления движения Степана Разина на Дон в 1671 г. прибыл полковник Григорий Косагов. Он привел Войско Донское к присяге на верность царю Алексею Михайловичу.
  Сын его, царь Петр I, провел реформы в области Войска Донского, полностью подчинив его и упразднив на Дону самоуправление.
    Начиная с XVII века, казачество участвовало во всех войнах, которые вела Россия, проявляя при этом беспримерное геройство.
  Когда армии шли вперед, казаки были впереди армий, «освещали» местность, вели разведку, наводили панику в тылу противника; когда наши войска отступали, казаки прикрывали их отход. Они не боялись никого и ничего, кроме Бога. Их полки не знали дезертирства, не знали, что такое «попасть в плен».
 Непримиримый и неоднократно битый русскими, враг России, прусский король Фридрих II, после Семилетней войны (1756-1763) писал: «В сие время войска были в таком беспорядке, что при малейшем крике казаков пехота бежала оттуда шагов за 1000, так что и удержать ее никак было не можно».
 Война 1812-1814 гг. принесла казачеству всемирную известность.
  Газеты и журналы того времени пестрели сообщениями о донцах, их боевых подвигах. Огромной популярностью пользовалось имя донского атамана Матвея Платова.
    У героев-донцов, несомненно, должны быть такие же герои-атаманы. Таким был и Яков Петрович Бакланов, прозванный чеченцами за его ум, необычайную силу и беззаветную отвагу «Боклю» (Лев) и «Даджал-шайтан» (что-то среднее между сатаной и чертом).
  В 1852 году предводитель горцев Шамиль поручил опытному стрелку-тавлинцу по имени Джанем во что бы то ни стало убить Бакланова. Горец поклялся это сделать. Об этом сообщили Якову Петровичу. На следующий день он подъехал к ущелью, на противоположной стороне которого, в 150-200 шагах, были позиции чеченцев. На него и с русской, и с противоположной стороны смотрели тысячи глаз. Джанем через минуту выстрелил, но пуля пролетела, задев лишь край. Для тавлинца его промах был неожиданностью, и он принялся вновь заряжать ружье. Он торопился, Бакланов это знал. Как только раздался второй выстрел, Бакланов, вынув ногу из стремени, вскинул ружье и – с колена – выстрелил в ответ. Пуля ударила стрелку между бровей и прошла на вылет через голову. Восхищенные такой необычайной меткостью чеченцы, побросав ружья, выскочили из-за своих укрытий и, махая шапками, начали неистово кричать: «Якши, Боклю! Браво, Боклю! Молодец, Боклю!».
  Впечатление, которое произвела на горцев эта история, перешло в народную поговорку. «Не хочешь ли убить Бакланова?“ — говорили в Чечне, когда хотели остановить какого-нибудь расхваставшегося юношу.
    Казаков считали элитными войсками Российской империи. Красота их мирного полкового быта пленяла из глубины веков идущими песнями, с лихой пляской, с тесным и дружным товариществом. Служить у казаков, служить с казаками было мечтой всех истинно военных», — так описывал казаков в начале XX в. один из последних атаманов.
   Многие великие поэты, писатели и художники, композиторы воспевали казаков и казачество. Их привлекали казачья удаль, любовь к Богу и Родине, сочетание воинского долга и вольности.

"В гостях у деда Краеведа". Ростовская область - казачий край.

video

***

Использованные ресурсы:
Литература:
  1. Астапенко, М. П. История Дона и донского казачества [Текст]: [учеб. пособ. для 5-6 кл. общеобразоват. зав.] / М. П. Астапенко, Е. М. Астапенко. – Ростов н/Д: БАРО-ПРЕСС, 2005. – 304 с.
  2. Астапенко, М. П. Донские казаки. 1550-1920 [Текст]: [учеб. пособ.] / М. П. Астапенко. – Ростов н/Д: Логос, 1992. – 144 с.
  3. Водолацкий, В. П. Казачий Дон: очерки истории и культуры [Текст]: [учеб. пособ.] / В. П. Водолацкий, А. П. Скорик, Р. Г. Тикиджьян. – Ростов н/Д: Терра, 2005. – 448 с.: ил.
  4.  Желаем казаками быть… [Текст] / сост. А. А. Озеров. – Ростов н/Д: Памятники Отечества, 1991. – 15 с. – (Библиотека КАЗАКА).
  5. Казачий семейный альбом [Текст] / ред. Н. В. Ходырева. – Краснодар: Советская Кубань, 1994. – 90 с.: ил.
  6.  Харламов, В. А. Казачья доля. Записки председателя Донского Войскового Круга [Текст] / В. А. Харламов. – Ростов н/Д: Памятники Отечества, 1990. – 15 с. – (Библиотека КАЗАКА).
Видео
  1. Фильм "В гостях у деда Краеведа. Ростовская область", http//mirbibigona.ru, ВГТРК, 2009